Заря надежды среди вьюги…

Еще будучи школьницей я услышала это имя – Тереза Богуславская. В журнале «Пионер» за 1985 г. была напечатана статья об этой удивительной девочке, чьи недетские стихи просто потрясали. Тогда я еще не учила польский язык и не могла оценить красоту слов оригинала. Но и в переводе стихи звучали очень эмоционально. Жаль, в той статье их было всего несколько… А в 1990 г. в юношеском журнале «Мы» вышла подборка стихотворений Терезы, и помню, как я сразу же заучила наизусть (и помню до сих пор!) одно из самых красивых, посвященных Варшаве:

WARSZAWIE…

Rozciągnęła nad Tobą noc skrzydła,
Rozciągnęły się mgły ponad Tobą,
W burz i wichrów spętanaś wędzidła
I płomienie Ci ognia ozdobą.Rozpętały nad Tobą się burze.
Zaświeciły Ci łuną łez krwawą.
Lecz Tyś wyższa, Tyś wzrosła ku górze,
O, męczeńska! O, święta Warszawo!

Gdy Ci grały szatańsko szrapnele,
Gdy Ci bomby pękały wśród ognia,
W Tobie wzrosło wielkości tak wiele,
Że nie zmogła jej siła i zbrodnia.

Zhartowałaś się we krwi i w ogniu
I moc swoją zachowasz na wieki,
Moc, co w każdym już żyje przechodniu.
Tętni w murach, gra w nurtach tej rzeki.

Takaś dumna, wyniosła i żywa,
Takąś cała promienną i krwawą…
Dzwon się głuchy z oddali odzywa.
Klękam w prochu przed Tobą, Warszawo…

ВАРШАВЕ

Ночь крыла над Тобой распростёрла,
Мгла опутала крыши и кроны,
Захлестнулись ветры вкруг горла
И пожарищ взметнулись короны.Разразилась гроза над Тобою,
И в зрачках искры тлеют кроваво…
Но возвысилась Ты над разбоем,
Претерпевшая муки, Варшава!

Бомбы падали с дьявольским визгом
И взрывались, но тёмная сила
Вражьей мощи в стремлении низком
Пред величьем Твоим отступила.

Ты в огне закалилась навеки
И пребудешь твердынею славной,
Твоё сердце — в любом человеке,
В каждом камне, в реке этой плавной…

Ты воскресла в зарнице багровой
Но, воскресшая, Ты — величава…
Слышу колокол скорби суровой
И к тебе припадаю, Варшава!

 

Сегодня, кого ни спрошу – никто о Терезе не слышал. В Интернете – крохи информации, лишь на польских сайтах дана краткая ее биография и пара фотографий. А ведь девочка делала то, что не под силу всякому взрослому! И мне хотелось бы, чтобы молодежь знала и помнила о таких людях, как Тереза…
Собрав воедино всё, что нашла, расскажу Вам о Терезе Богуславской. Кстати, 13 июля ей исполнилось бы 86 лет…

***
Когда Вторая мировая война пришла на польскую землю, варшавской школьнице Терезе Богуславской было десять лет. Ее мама работала в одном из военных госпиталей. Когда она дежурила, Тереза приходила ей помогать. Она читала бойцам фронтовые сводки, писала письма домой, кормила тяжелораненых. Не так уж много сил было у Терезы, но она по-своему помогала любимому городу.

Тереза в детстве

Тереза в детстве

В школе, где училась Тереза Богуславская, девочки-харцеры (Союз польских харцеров – польская национальная молодежная организация, с перерывами действующая с1910 года по настоящее время) создали фонд помощи жертвам гитлеровского террора. Собирали по домам продукты, лекарства, одежду для семей тех, кто был арестован и замучен в тюремных застенках. Поддерживали у людей веру в то, что они не одиноки в своем горе, что близится час возмездия оккупантам.

17 октября 1943 года на улице Пенькной (Красивой) против школы, где училась Тереза, остановились крытые фургоны. Фашисты прикладами вытолкнули из них арестованных по подозрению гестапо жителей Варшавы. Раздалась команда. Оглушительно громыхнули выстрелы… Это была одна из публичных казней, которыми оккупанты старались запугать варшавян.

Девчонки смотрели на казнь из окон школы. И не могли удержаться от рыданий. А через несколько дней Тереза принесла в школу свои стихи. Они назывались: «17 октября 1943 года». Каждая строчка отзывалась болью и гневом, призывала к борьбе. Кто-то из подруг по дороге в школу оставил на месте казни букет цветов, а потом еще, еще. Снова и снова появлялись цветы у стены, где фашисты расстреляли безоружных людей. И оккупанты не могли этому помешать.

Тереза бродила по тихим улочкам старой Варшавы, и стихи складывались сами собой: о мужестве солдат и терпении матерей, о страданиях и надежде, о городе, который ждет освободителей. Потом девочка записывала строчки, и у тех, кто читал эти стихи, как будто прибавлялось силы жить и бороться. Тереза нашла свое оружие…

Терезе 14 лет

Терезе 14 лет

В одном из самых красивых мест города, в аллеях Иерусалимских, гестаповцы схватили Терезу в тот момент, когда она наклеивала на стену листовку со своими стихами. Ее бросили в страшную тюрьму Павияк, где были замучены тысячи патриотов. «Кто послал? Сколько вас? Назови адреса … » Фашисты били ее ногами и прикладами винтовок. Но девочка молчала.

Черны тюремные своды …
Рвется твой вздох из разбитой груди.
И быстрокрылою птицей свободы,
Светлой мечтой сквозь решетки летит …

Эти стихи, сочиненные в тюрьме, девочка нашептывала, когда было особенно тяжело.

Страничка рукописи Терезы

Страничка рукописи Терезы

… Ничего не добившись, Терезу выпустили из Павияка. Гестаповцы посчитали, что больше нечего опасаться упрямой девчонки: в тюрьме у нее развился туберкулез, и сражаться она уже не сможет. Но гестаповцы ошиблись. И хотя родители отправили девочку поправлять здоровье в лечебницу в Закопане, Тереза не оставляла мысли снова встать в ряды подпольщиков.

В августе 1944 г. в Варшаве вспыхнуло восстание. Сотни харцеров вслед за своими старшими товарищами-подпольщиками вышли на улицы с оружием в руках. Тереза не могла воевать, как ее сверстники, она едва стояла на ногах, но помогала, как только могла: сшивала бинты, комплектовала аптечки скорой помощи. Это были самые счастливые дни для Терезы. Но это были и ее последние дни…

Последняя фотография…

Последняя фотография…

После подавления восстания Тереза вернулась в лечебницу, но было уже поздно: ослабевший организм не мог более сопротивляться тяжелой болезни,  и 1 февраля 1945 г. Терезы не стало…

Терезу Богуславскую похоронили на Воинском кладбище Варшавы, там, где лежат патриоты, погибшие с оружием в руках.

В 1946 г. вышел сборник стихов Терезы Богуславской. И вот несколько стихотворений из него:

SZCZĘŚLIWI

Ci są szczęśliwi, którzy wśród zawiei
Umieją widzieć jutrzenkę nadziei,
Którzy wśród grzmotów, błyskawic i gromów,
Płakać nie będą na gruzach swych domów,
A będą śpiewać słońca hymn radosny,
Ciesząc się przyjściem spodziewanej wiosny.
Ci są szczęśliwi i naprawdę młodzi,
Którym nadzieja smutek każdy słodzi,
I dla tych życie pełne zawsze słońca
I jasne będzie do samego końca,
Bo w nich nie szukać miejsca na tęsknotę,
Chyba że za czymś, co lotne a złote…
Ci są szczęśliwi…

DLACZEGO NIE MAM TAKIEJ MOCY…

Dlaczego nie mam takiej mocy,
Żeby z człowieka stać się wiosną,
Pomagać kwiatom, kiedy rosną,
Woni i ciepła dodać nocy? …Dlaczego nie mam takiej mocy,
Aby wydźwignąć świat z niedoli,
Żeby odeszło to, co boli,
Tak, jak odchodzą cienie nocy? …

Dlaczego nie mam takiej siły,
By zostać królem huraganów,
Zawładnąć mocą oceanów,
Aby przede mną pokłon biły? …

Dlaczego nie mam takiej siły,
By skarby wiedzy skraść olbrzymie,
By wsławić kraju mego imię,
Aby mu światy pokłon biły?…

ОТЧЕГО Я НЕ УМЕЮ

Ах, отчего я не умею
В весну стремглав переродиться,
Помочь цветам принарядиться,
Ночным теплом обнять аллеи?..Ах, отчего я не умею
Сберечь земное от недоли
И отвести источник боли,
Как утро — тени вдоль аллеи?..

Откуда б сила появилась
Владеть тайфунами всевластно
И мощью вод волноопасной,
Чтоб мне стихия поклонилась?..

Откуда б сила появилась
Все клады знаний подытожить,
Отчизны славу приумножить,
Чтоб ей планета поклонилась?..

 

TAKIEŚ MI JEST ODLEGŁE…

Zachodzące słońce rozbłysnęło Bogiem.
A wśród pustego pola pewnie kona dzień.
…Takieś mi jest odległe, a tak bardzo drogie,
Miasto moje promienne, miasto moich śnień…

Pewnieś teraz purpurą rozlśniło i zlotem —
…Ach, tak… U tamtych teraz zmiana wart —
Ja wiem, że Ty przeczuwasz tę moją tęsknotę,
Że serce Twe gasnące z mego czerpie hart…

Pewno dlatego ono tak przedziwnie chore
I pełno w nim tej pustki, co rozsnuta w krąg.
…Jaka martwota zeszła na ziemię z wieczorem…
Może nadzieja zgasła razem z dniem wśród łąk?

…Ach, pomyśl — Tyś tak smutna jako serce Boga,
Popatrz: tak dziwnie mroczna i tajemna dal…
Pośród Twych krwawych gruzów przystanęła trwoga…
…Tak mi żal. Tak mi strasznie, bezgranicznie żal…

СЛЁЗЫ

На веки слёзы отчего-то навернулись,
Мне удержать ничто их не поможет,
И странной тяжестью всё сердце изнеможет,
Вот-вот заплачу я, от жалости зажмурясь…

Стучит в висках, и мысли роем вьются…
И рот дрожит, бессильный поневоле…
И слёзы, мои слёзы льются, льются,
Такие жгучие и горькие от боли.

И я стыжусь, стыжусь тех слёз ужасно,
И всё же плачу, а зачем, не знаю…
Сама своей тоски не понимаю,
Которая как будто бы напрасна,
А слёзы грусти льются неминуче,
Как от утраты – в горести горючей…

***

Мне улыбается при встрече
Земля под белоснежной шалью.
Холмы подёрнулись печалью,
А здесь бело и сердцу легче.

Мне улыбаются со звоном
Капелей дивные алмазы,
И даже куст благообразный
Подмигивает ближним кронам.

Мне улыбается всё небо,
И дом, придавленный снегами,
И вороньё в бесовском гаме,
Клюя с земли остатки хлеба.

Мне улыбается ограда
И под ногою прут железный,
Скамейки остов бесполезный,
И пруд, застыв, грозит из сада.

И, улыбаясь мимоходом,
Спешат себе чужие люди,
А мне понятней в белом чуде
Любовь к случайным пешеходам.

И целый мир в коврах прекрасных
Мне улыбается, сверкая,
И сердце, счастьем полыхая,
Не помнит слёз своих напрасных.

(Перевод стихов на русский Валерия Шамова)

Автор: Ольгана